СИ Сон, женщина-младший инспектор, отвечающая за чоки полиции Дера Сахиб в Гоиндвале, в районе Таран-Таран в Пенджабе, 28 марта раздавала еду нуждающимся в своем районе вместе с парой других сотрудников полиции и некоторыми местными добровольцами из Гурдвары. Люди в значительной степени оценили этот жест, сказала она по телефону, но в деревне Лохар “некоторые недобросовестные и печально известные элементы начали забрасывать полицейскую машину и преследовать ее. Они также напали на добровольцев Гурудвары». Старший суперинтендант полиции Тарана Тарана Дхрув Дахия подтвердил этот инцидент, когда с ним связались. Кулвант Сингх, один из добровольцев, сказал мне, что люди нацеливались на полицию, чтобы выразить свое разочарование беспорядком, созданным блокировкой коронавируса, которая выявила вопиющие неудачи в планировании и осуществлении правительством. Он добавил, что в социальных сетях циркулировали видеозаписи подобных нападений, и это придавало смелости общественности.

Харджет Сингх, менеджер по продажам в автосалоне в Чандигархе, 26 марта узнал, что один из его ближайших друзей погиб в то утро в автомобильной аварии. Поскольку семья его друга была в отъезде, он сел на скутер и отправился забирать тело из гражданской больницы в Мохали, прилегающей к Чандигарху. По дороге его остановила полиция. “Я изо всех сил старался объяснить им это, когда пришел констебль и начал бить меня палками”, — сказал он. Он вспомнил, что полицейский, напавший на него, все время повторял: “Джад так скутер гума ке раса нахин динда, данде вайде рехенге”—Трости будут продолжать приходить, пока вы не развернете скутер. Харджет описал инцидент в посте в Facebook и отметил СМИ, полицию Мохали, офис местного заместителя комиссара и главного министра Пенджаба Амариндера Сингха. Когда с ним связались, сотрудник службы безопасности Мохали Кулдип Сингх Чахал сказал, что ему не известно ни о каком подобном инциденте. “Я дал строгие указания своему персоналу воздерживаться от своеволия”, — сказал он.

Харджиот остался возмущен “аморальными и глупыми” действиями полиции. “Мы все смеемся и наслаждаемся такими нападками в WhatsApp, — написал он в своем посте, — но, поверьте мне, мы никогда не знаем, когда кому-то из нас может понадобиться выйти, и это может случиться и с вами, ребята. В то время как полиция в других штатах просит людей со сложенными руками оставаться внутри, очень печально известная, бесчувственная и неспособная полиция Пенджаба часто забывает, что они государственные служащие, а не головорезы в форме”.

Пенджаб сталкивается с возможностью крупной вспышки COVID-19, которая, вероятно, усугубится сильным притоком NRI из других пострадавших стран в штат в последние месяцы. Блокировка, введенная для сдерживания вспышки, была плохо спланирована и плохо выполнена, как здесь, так и во многих других штатах. Полиция Пенджаба, которой поручено обеспечить соблюдение режима изоляции, выступила в роли как хорошего, так и плохого полицейского. Множество случаев нападения полиции или унижения людей, обнаруженных снаружи. Люди разместили в Интернете множество видеороликов о случаях насилия со стороны полиции и публичного унижения людей, найденных снаружи. На некоторых кадрах видно, как полиция заставляет людей кататься по земле или поднимать таблички с надписями, объявляющими их “врагами народа”. Особенно в штате, где полицию уже давно критикуют за ее эксцессы, в том числе в операциях против повстанцев Халистана, эти инциденты вызвали общественное возмущение. 26 марта Амариндер Сингх написал в твиттере, что он приказал полиции принять меры против “нескольких полицейских, которые вели себя неразумно”. Он добавил: “Они затмевают хорошую работу, выполняемую большинством. Я не потерплю этих излишеств».

Тем временем полиция также была вынуждена принять меры для оказания помощи уязвимым людям, оказавшимся в условиях изоляции, замещая другие правительственные учреждения, которые должны заниматься такой работой, но, по большому счету, явно отсутствовали. Это означало дополнительные рабочие часы и дополнительное давление, которое усугублялось отсутствием основных защитных мер, таких как маски для лица для персонала и санитарная обработка полицейских помещений. Будучи наиболее заметными агентами правительства на местах, полиция стала символом сбоев в работе администрации и магнитом для вытекающих из этого последствий.